Джамаат донбасс

Сб, 04 сентября 2021, 11:35

Джамаат донбасс

ФСБ разоблачила в Крыму экстремистов из организации “Таблиги Джамаат”*, сообщает региональное управление ведомства.

Это уже не первое задержание экстремистов “Таблиги Джамаат”*. Так, в августе трех участников организации задержали в Башкирии, а в конце прошлого года в Москве арестовали семь членов группировки.

“Таблиги Джамаат”* была основана в 1926 году в Индии Мауланой Мухаммадом Ильясом. В 2009 году Верховный суд признал ее экстремистской организацией, которая “угрожает стабильности российского общества и территориальной целостности страны”.

Фундаменталистская организация называет своей целью пропаганду возврата к модели поведения, принятой в раннем исламе, и неоднократно обвинялась в связях с террористическими группировками. По данным открытых источников, большинство сторонников “Таблиги Джамаат”* проживают в Южной Азии.

*Экстремистская организация, запрещенная в России.



Помощь пострадавшим в войне на Донбассе. Отчеты и текущая работа в разделе Гуманитарный Центр

Офицер ГРУ рассекретил истинные цели «чеченского спецназа» в ДНР

Отставной полковник Михаил Василькевич заявил о начале «нового будущего».

После теракта 14 сентября в Саудовской Аравии лидер Чеченской Республики Рамзан Кадыров прокомментировал сложившуюся ситуацию.

По его словам, боевики, несущие гибель ни в чём неповинным людям, прикрываются исламом, однако по своей сути являются болезнью на теле любого государства. Ситуация на Ближнем Востоке тому подтверждение.

Кадыров призвал к установлению исламского мира, то есть мирного сосуществования всех людей, а также к прекращению дискриминации мусульман подобными выходками.

Боевики были заочно приговорены к строжайшему наказанию. Как считает отставной офицер Генштаба России, основная задача была возложена на плечи именно чеченского спецназа. А также добавил, что на территории Украины уже начались перемены к лучшему.

Как не раз утверждали украинские СМИ, на территории ДНР и ЛНР присутствуют отряды лучших бойцов Кадырова, а именно группы из батальона «Север», переименованные в «Смерть». А основная их задача — ликвидация северокавказских сепаратистов, бежавших от пуль вооружённых сил России и вставших под сине-жёлтые флаги.

«Очищение» от заразы силами «чеченского спецназа» приведёт к исламскому миру. Полковник иронично называет это «Имарат Донбасс», намекая на присутствие сепаратистов из террористической группировки «Имарат Кавказ*» (*организация запрещена на территории РФ), которых, в частности, отстреливают бравые бойцы.

Благодаря хорошим взаимоотношениям Донбасса и России, в будущем будет возможен союз между мусульманами, который, вероятно ,возглавит глава Чечни.

На Ближнем Востоке ситуация схожа, однако цели более труднодостижимые из-за скопления разношёрстных террористических группировок со всего мира.

Что представляют собой тюремные джамааты, за счет чего они существуют
и как вербуют новых членов, об этом расскажет Виктор Луковенко. Русский
националист, недавно освобожденный из мест лишения свободы, где он
провел более пяти лет.

Где вы отбывали наказание?

Джамаат донбассВиктор Луковенко:

Около года, с июля 2010-го, я провел в Бутырке. С
одной стороны, это образцово-показательный столичный централ, но в целом
— наиболее характерный пример московского СИЗО. Почти месяц длился этап
через Челябинск и Красноярск в Бурятию. И четыре года в колонии
строгого режима ИК № 8 в Улан-Удэ.

Каков национальный состав заключенных?

Если брать московские централы, то абсолютное большинство, процентов
восемьдесят — это выходцы с Кавказа и из Средней Азии. Мне лично
приходилось сидеть в камере, где из двадцати человек славян было только
двое, прочие — азербайджанцы, грузины, таджики, узбеки, киргизы. Очень
много «смотрящих» за камерами и даже за корпусами Бутырки из тех же
азербайджанцев, например.

Конфликты на национальной почве случались?

Очень мало. Несмотря на все попытки сотрудников использовать этот
фактор в своей оперативной работе, преступный мир понимает, что деление
по национальному признаку — его слабая сторона, и все работают на то,
чтобы это сгладить.

Но есть другой фактор, с которым трудно что-либо сделать, — религиозный.
В СИЗО все чаще попадают радикально настроенные мусульмане из республик
Северного Кавказа. Отношения между ними и, например, теми же
азербайджанцами, которые в местах заключения в большинстве своем
являются носителями традиционной воровской идеологии, мягко говоря,
прохладные.

Что значит радикально настроенные?

Я человек не из этой среды, наблюдал ее со стороны, но, судя по
всему, речь о салафитах (исламское фундаменталистское течение, пришедшее
в Россию в 1990-е годы из арабских стран). Они и внешне выделяются —
отращивают длинные бороды, бреют усы, подворачивают штаны и так далее.


Насколько их много и как складываются отношения с прочими заключенными?

Численно салафиты, если брать именно активных, объединенных в
джамааты, составляют порядка пяти процентов обитателей московских
централов. Их не так много, но они сплочены и хорошо организованы, идут
на конфликты даже с ворами. Бывали драки и не раз. Когда, например, в
камере сидело десять на десять радикальных мусульман и представителей
преступного мира.

Джамаат донбассЕсли в камере преобладают мусульмане, они
устанавливают свои правила. Отказываются, например, переправлять в
другую камеру сигареты. А это так называемая «дорога», на которой и
зиждется все существование в тюрьме.

Часто ворам приходилось отступать под натиском агрессивной молодежи.
Бывали драки и на сборках, и опять-таки, радикальные мусульмане не раз
выходили победителями, поскольку многие из них, надо отдать им должное,
готовы идти до конца. В результате к этим немногочисленным группам
подтягиваются по национальному признаку и те выходцы с Северного
Кавказа, которые на воле не испытывали особого интереса к религии.


Радикальные мусульмане чаще конфликтуют именно с преступными авторитетами?

Со всеми, кто препятствует введению их правил. Стоит заметить, что в
случае национальных конфликтов воры не раз заступались за
немногочисленных славян, понимая, что сегодня они отдадут их «на
съедение» радикальным мусульманам, а завтра те возьмутся и за них.
Кое-где так уже и происходит — по слухам, есть лагеря в Ростовской
области, на Северном Кавказе, где преобладают салафиты, живущие своими
джамаатами. Они отрицают воровские традиции, не скидываются в общак.
Отчасти это на руку сотрудникам колоний, которые покровительствуют
отдельным радикально настроенным мусульманам, чтобы вбить клин между
заключенными.


ИСЛАМ И СИСТЕМА ФСИН


То есть национальный и религиозный факторы играют не последнюю роль в системе исполнения наказаний?

Так получается. Многие сотрудники и вовсе обязаны своим карьерным
ростом принадлежности к северокавказским диаспорам. Я сталкивался с
оперативными работниками чеченского происхождения, которые за счет своих
национальных связей решали служебные задачи, быстро получая звезды на
погоны. Причем, попадая на работу в СИЗО и в лагеря, они не просто
«прикрывают» там своих, но занимаются распространением идей радикального
ислама среди славян, что я наблюдал лично.

Можно предположить, что в ряде случаев администрация СИЗО продуманно
собирает в отдельных камерах салафитов, чтобы при необходимости
использовать их как «пресс-хаты» для непокорных славян. Так сказать,
quid pro quo, услуга за услугу. В целом, сотрудники администрации СИЗО
ведут себя с салафитами подчеркнуто корректно, несмотря на зачастую
вызывающее поведение со стороны последних.

По каким статьям обычно сидят исламисты, какие у них сроки?

Я не раз пересекался с молодыми дагестанцами, почти всегда они идут
по одной статье — разбой в особо крупном размере, сроки по 15-20 лет.
Возраст обычно 18-20 лет, один и тот же сценарий преступления —
приезжают группой в Москву, совершают очень дерзкие вооруженные
нападения на ювелирные точки, банки и т.д.

Всеми возможными способами
они добивались перевода для отбывания срока в какую-нибудь из
северокавказских республик. Откровенно объясняли: «Мы едем на Кавказ,
там отсидим три-четыре года, решим вопрос через волю, выйдем на свободу и
вернемся к своим делам». Отправку на Урал или в Сибирь они воспринимали
как конец света — там быстро освободиться невозможно.

Члены тюремных джамаатов как-то афишируют свою связь с боевиками на Северном Кавказе?

Те же молодые дагестанцы, о которых я говорил, прибывают в тюрьму уже
радикально настроенными мусульманами. Не скрывают в разговорах, что
часть награбленного они отправляли домой на Кавказ, как они говорят, «на
джихад».

В этой среде весьма популярен певец Тимур Муцураев, воспевавший
«подвиги» дудаевских боевиков. Члены джамаатов не раз с целью пропаганды
открыто демонстрировали с мобильных телефонов ролики с изготовлением
взрывных устройств, пропагандистские ролики. Когда телефоны отнимали,
там находили также снятые боевиками ролики с отрезанием голов русским
солдатам и прочее в том же духе.

Вы отбывали срок в период становления «Исламского государства». Как реагировали на эти события лагерные салафиты?

Когда в тюрьмы и лагеря просочилась информация о том, что в Сирии
«Исламское государство» провозгласило халифат, джамааты встрепенулись.
Многие, особенно из неофитов, не скрывали восторга, заявляя, что после
освобождения поедут туда воевать. Они так и поступают — я знаю
конкретные случаи. Что меня удивило, так это равнодушие ко всему этому
со стороны администрации ФСИН.

Среди кого вербуют сторонников тюремные джамааты и как это происходит?

В своей национальной среде они не замыкаются, пытаются вербовать и
славян, и азиатов. Правда, в силу ментальной установки на лидерство,
внутри джамаатов кавказцы все равно занимают главные позиции, прочие —
как бы второго сорта.

Джамаат донбассПоэтому неофиты стараются проявить себя, повысить статус в джамаате и
изначально готовы на самые радикальные поступки. Лидеры численно
небольших тюремных джамаатов часто исподволь используют это в конфликтах
с администрацией и ворами. Неофитов провоцируют на драку с конкретным
сотрудником администрации или вором, который якобы «не любит Аллаха».
Провокатор попадает в карцер, получает иные наказания. Но влияние
джамаата в тюремной среде укрепляется.


Что дает заключенному джамаат?

Неофит меняется не только внешне (борода и т.д.). Он становится более
уверенным, так как за ним стоит целый джамаат. Его члены благодаря
финансовым возможностям часто лучше питаются. В лагерях в силу своего
особого статуса отказываются от общих работ, либо как-то договариваясь с
ворами, либо идя на открытый конфликт с ними.

Члены джамаатов усиленно занимаются спортом — это неотъемлемая часть их
подготовки. В Бутырке есть спортзал, но это платно, и ходят туда в
основном мошенники, среди них популярен фитнес. А вот в лагерях сами
заключенные оборудуют для себя «качалки». На всех их не хватает, и там
обычно занимаются те, кому позволяет это администрация. Салафиты такую
возможность в ИК-8 имели в силу наличия финансов и связей с
сотрудниками. Более того, в ИК-8 при запрете руководства на ввоз
спортивного питания джамаатовские находили возможность нелегально
доставлять в лагеря крупными партиями протеины, специальные спортивные
добавки для наращивания мышечной массы.

Каково у них отношение к исламскому духовенству?

Джамаат донбассПрезрительное, подчеркнуто негативное. Еще когда я находился в
Бутырке, по телевизору в камере показывали новостной репортаж о встрече
мусульманского духовенства то ли с президентом, то ли с
премьер-министром. Реакция была резко негативная, телевизор сразу
выключили. Приходилось слышать и соответствующие реплики.

В ИК-8 в 2013 году открылась молельная комната для мусульман, для
совершения там богослужений приходил представитель официального
духовенства, татарин. Желающих помолиться с ним нашлось немного.

Были моменты, которые как-то по-особенному врезались в память?

Два момента. Первый — это постоянные переклички до и после намаза
«Аллах акбар!» между камерами в Бутырке. Этот клич, пролетавший по
централу от одной решетки до другой, имел в том числе конкретной целью
психологическое давление на прочих заключенных и администрацию через
демонстрацию многочисленности и единства салафитов. Единственный день в
году, когда мусульмане просто молчали, — это Пасха, знаковый день и для
славян, и для грузин. По старой тюремной традиции в этот день
«смотрящий» по камере обращался к ее обитателям с поздравлениями, и
между камерами звучала перекличка «Христос воскресе!»

Второй момент, очень знаковый — в июне 2011 года я вышел на прогулку в
Бутырке и услышал восторженные крики «Аллах акбар!» и поздравления
радикальных мусульман друг другу. Оказалось, что так они празднуют
убийство полковника Буданова, застреленного в Москве.

«Если кто-то из нас погибнет в бою, то в Вальхалле нас ждут наши предки!» – кричит высокий мужчина, одетый во все черное, стоя перед выстроившимися перед ним в шеренгу бойцами. Это не кадр из фильма про викингов и не сценка со сбора реконструкторов Средневековья. На Софийской площади в центре Киева принимает присягу новая очередь батальона специального назначения «Азов», и ораторствует перед добровольцами командир этой части – Андрей Билецкий, более известный среди своих соратников как «Белый вождь».

Перунова рать Запорожья

«Еще четыре месяца назад он сидел в харьковском СИЗО по обвинению в экстремизме и покушении на убийство, а теперь воюет против сепаратистов в Донецкой области», – так лаконично описала 17 июня с.г. Билецкого, вождя неонацистской Социал-национальной ассамблеи, «Украинская правда». Сам он поведал в интервью этому изданию, что, собственно, «Азов» вырос из присоединившихся к нему, Билецкому, после освобождения 24 февраля «активистов правых организаций и футбольных ультрас». В марте они вели бои на улицах Харькова с пророссийскими активистами, апогеем которых стала бойня на Рымарской улице: при штурме здания, где забаррикадировались ультраправые, они застрелили двух человек, после чего были задержаны милицией. Но вскоре оказались на свободе, а в первых числах мая, как утверждает Билецкий, ему удалось убедить и.о. министра внутренних дел Украины Арсена Авакова легализовать его бойцов и выдать им оружие.

8 мая батальон, состоявший тогда из 60 человек, был спешно переброшен в Мариуполь и принял участие в первой попытке штурма города, закончившейся гибелью десятков мирных жителей. 13 июня «Азов», разросшийся до 250 человек, участвовал во втором штурме Мариуполя, а затем перебазировался на рубежи самопровозглашенной Донецкой народной республики. При этом, отметил Билецкий, официально его батальона вроде бы и не существует: «У нас есть одна официальная рота, бойцы которой оформлены как сотрудники МВД. Остальные пока добровольцы, но даст бог, оформимся когда-то все официально».

На описанном выше смотре на Софийской площади добровольцы «Азова» горячо поддержали своего «Белого вождя», начав скандировать: «В Вальхаллу! В Вальхаллу!» Идеи язычества многим из них – по примеру западноевропейских неонацистов – явно близки, хотя родная славянская и германо-скандинавская мифология переплетаются до степени неразличения. Из групп Социал-национальной ассамблеи в соцсетях известно, что 22 июня бойцы ее отделения в Запорожье – в форме и со знаменами – приняли участие в праздновании Купалы на острове Хортица, проводимом языческим объединением «Русское православное коло» (неоязычники свободно прилагают к себе термин «православный», ибо так якобы называлась древнеславянская религия). На сайте и в аккаунтах этого языческого объединения идет сбор денег «на поддержку воинов-родноверов» в батальоне «Азов», причем эта часть именуется ими не иначе как «Перуновой ратью».

Девиз влившейся в «Азов» неонацистской группировки Misanthropic Division – «Убивать за Вотана» (нем. Toten fur Wotan). В поддержку батальона выступают и музыкальные группы неоязыческой ориентации: в прошедшем 13 июля в Харькове концерте для добровольцев «Восточное братство» принял участие целый ряд подобных коллективов, включая культовую для украинских неонацистов группу «Секира Перуна» (укр. «Сокира Перуна»). Некоторые из языческих групп в последние месяцы выпускают композиции в поддержку «Азова», украшенные символикой батальона (рунический символ «волчий крюк» на фоне «черного солнца») и изображением «черных человечков», как неформально именуют себя бойцы этой части в антитезу «зеленым человечкам», действовавшим в марте в Крыму в поддержку присоединения полуострова к России.

Праворадикалы из подобных группировок есть и в других батальонах на востоке Украины. Так, в батальоне «Айдар», действующем в Луганской области, целый взвод состоит из входящей в «Правый сектор» группировки «Белый молот». Символика этого возникшего в 2013 году в Киеве объединения апеллирует к неоязычеству, например, содержит изображение популярного среди поклонников скандинавской мифологии «молота Тора», увенчанного головой норманна в боевом шлеме. Уже на майдане в его ряды влились более мелкие неонацистские группировки, например отряд «Викинги». Опекает бойцов «Белого молота» руководитель языческой организации «Великий огонь» Геннадий Боценюк, который даже называет себя в интервью различным СМИ «духовником Правого сектора».

Партия Иисуса Христа на передовой

Как это ни удивительно, но плечом к плечу с этими радикальными неоязычниками воюют и ультрас из христианских группировок. Пятой ротой батальона значится «Сотня Иисуса Христа», насчитывающая около 60 человек (примерно четверть всего батальона), сформированная партией «Братство» Дмитрия Корчинского. «Слава Иисусу Христу!» – такое приветствие звучит на смотрах роты, свидетельствуют побывавшие в расположении «Азова» журналисты.

В августе 2005 года Корчинский, лично руководивший боевиками УНА-УНСО, захватывавшими в начале 1990-х годов храмы для Киевского Патриархата, перешел в Московский Патриархат. По его словам, «сейчас наиболее правильно политически настроены епископы в Московском Патриархате, а в Киевском и во всех иных альтернативах сидят епископы, которые ориентированы на заигрывание и союз с прозападными силами». Легализация при ставшем президентом Викторе Ющенко в «мягком» варианте национализма антисистемщику Корчинскому («Я неспособен реализоваться в нормальных условиях», – как-то признался он) была неприятна. Он разошелся с наследниками ОУН (вроде официального правопреемника этой организации – Конгресса украинских националистов), вошедшими к тому времени в ряды президентского блока «Наша Украина». С другой стороны, вождь «Братства» мог питать надежды на помощь Москвы в противостоянии с победившими оранжевыми. Вспомним, что 19 июля того же года он провел мастер-класс в лагере прокремлевского молодежного движения «Наши» на Селигере – на тему «противодействия уличным беспорядкам». В чем в чем, а в этом Корчинский знал толк – 18 июля 1995 года его бойцы дали полноценный бой киевскому «Беркуту» на Софийской площади в Киеве во время похорон главы Киевского Патриархата митрополита Владимира (Романюка). За его ценный опыт можно было простить бывшему вождю УНА-УНСО и отряд «Викинг» в Чечне в 1994–1995 годах, и штурм Киево-Печерской лавры 19 июня 1992 года.

Кроме того, «Братство» после победы первого майдана пережило резкий всплеск численности, умело привлекая в свои ряды борцов с оранжевыми, которым антимайданные партии не могли предложить каких-то вариантов уличной радикальной политики. Мощное отделение «Братства» появилось тогда в Донецкой области (как в областном центре, так и в иных населенных пунктах), менее многочисленное – в Луганске, а также в Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Крыму, Николаеве, Одессе и т.д. В ряде городов под этот бренд переходили ранее возникшие антимайданные организации – такие, например, как «Славянская гвардия» в Запорожье. В рядах партии, по данным «НГР», состояло тогда по всей Украине не менее трехсот хорошо подготовленных, мотивированных и готовых к «прямому действию» активистов.

«Членов «Братства» массово отправляли в одесскую семинарию РПЦЗ, чтобы они получили там богословское образование и далее стали священниками, – рассказал «НГР» источник в РПЦЗ. – Большинство из них, конечно, обучения не выдержали и сбежали или были отчислены, но несколько в итоге получили хиротонию». По его словам, из Киева в региональные отделения партии даже «спускали разнарядку» на посещение богослужений, и «братьям» приходилось искать хоть каких-то священников и просить их формально записаться в РПЦЗ. Конечно, возникавшие таким образом «приходы» имели мало общего с тем, что обычно подразумевают под церковными общинами. Это скорее был некий аналог авторитарной партии в формате религиозной секты.

Однако в мае 2007 года представлявший РПЦЗ в Украине митрополит Одесский и Таврический Агафангел (Пашковский) был запрещен в служении в связи с публичным оспариванием подписания Акта о каноническом общении с РПЦ, на что ответил созданием собственной версии РПЦЗ. «Братство» вместе с ним снова оказалось вне канонического по церковным понятиям мира.

Ультрас в своей стихии

А вот что касается войны – это подлинная стихия Корчинского. Вместе с несколькими своими старыми соратниками по УНСО, воевавшими с ним в Приднестровье, Абхазии и Чечне, он превратил свою малочисленную партию (ее численность в последние годы не поднималась выше 30 человек) в некий элитный боевой отряд, обученный как военному делу, так и рукопашному и ножевому бою. Свои боевые качества «братья» показали 12 апреля 2007 года, когда 30–40 членов националистических организаций (Молодежный националистический конгресс, «Украинская альтернатива», «Патриот Украины» и т.д.) попытались сорвать лекцию Корчинского в офисе «Братства». Всего три «братчика», используя ножи и прочие подручные средства, в течение нескольких минут выкинули провокаторов из помещения, нанеся пятерым из них тяжелые ранения. Что интересно, избит был в тот день в числе провокаторов и Владимир Шпара – один из нынешних ротных «Азова». Сейчас, правда, это никак не мешает их боевому содружеству с созданной Корчинским «Сотней Иисуса Христа», равно как и уже описанные выше симпатии социал-националистов к язычеству.

Их сближение логично произошло на основе общей мобилизации праворадикалов с началом Майдана, в котором они увидели предвестие давно ожидаемой «национальной революции». 1 декабря 2013 года, когда толпы ультраправых прорывались через кордоны внутренних войск к администрации президента Украины, там были и Корчинский, и идеолог социал-националистов Олег Однороженко, а ряд штурмовиков даже щеголяли повязками с символикой партии Билецкого. Либеральная аудитория протеста вместе с системными националистами сразу же окрестила участников боев на Банковой «провокаторами», но и для Корчинского, и для социал-националистов это не впервой. В начавшейся стихии насилия они быстро нашли себя, оттеснив с передовой умеренные силы протеста. В ряды «Азова» и Социал-национальная ассамблея, и «Братство» мобилизовали и свой актив, и сторонников, появившихся у этих движений начиная с нулевых годов. Это и футбольные фанаты, и студенты, и участники вооруженных конфликтов на постсоветском пространстве 90-х годов.

Командует «Сотней Иисуса Христа» батальона «Азов» 26-летний Дмитрий Линько, руководитель одесского отделения «Братства». В организацию, по его словам, он вошел еще в 17 лет. В 2008 году он был одним из организаторов первого марша УПА в Одессе – вместе с представителями УНА-УНСО и вошедшей затем в Социал-национальную ассамблею ультраправой группировки «Слава и честь». После озвученных в 2009 году заявлений о скором начале революции Линько скрывался за рубежом и, как сообщил в июле с.г. интернет-изданию Vocativ, «помогал революциям в других странах: принимал участие в протестах в Москве, был в Каире в январе 2011 года (во время революции пирамид. – «НГР») и в Стамбуле в мае-июне 2013 года, когда были протесты на площади Таксим». «В Стамбуле несколько дней я участвовал в боях против турецкой полиции», – добавляет он. Сегодня он и подобные ему национал-революционеры разных мастей надеются построить с автоматом в руках новую страну – по своим собственным идеологическим лекалам.         

Тюремные джамааты

Джамаат донбасс

Чем грозит исламизация криминального мира

Опять хочу поднять вопрос, который в скором времени аукнется нам жесткими последствиями. Несколько раз писал о том, что пока мы сдерживаем мировой терроризм на дальних подступах, он в качестве мигрантов заезжает к нам вполне легально. Эту тему мы разобрали в заметки “Спящие ячейки”. Однако лиха беда начало. Радикальный ислам проник в самую опасную часть общества – уголовную среду. 

Старыми преступными «понятиями» запрещалось всякое вмешательство в политику, однако в 90-е участие криминала в политике стало нормальным. После развала Союза криминал в некоторых бывших республиках просто захватил власть. Так было в Грузии и на Украине. Когда центральная власть ослабевает, асоциальный элемент – это главная ударная сила того, кто собирается её забрать.

МВД, армия и спецслужбы – это те, кто будут ждать каких-то приказов от людей, которые уже собираются бежать из страны или боятся ответственности. Асоциальный элемент не ждёт приказов, он привык нарушать правила и поэтому будет действовать решительнее громоздких государственных машин. Особенно, когда чья-то опытная рука будет направлять эту энергию.

Сейчас уголовная среда стремительно исламизируется. Огромное количество воров в законе являются выходцами из мусульманских регионов и живут в Турции или ОАЭ, но это только половина беды. В исправительных учреждениях России осуществляет свою деятельность огромное количество “тюремных джамаатов”. Осужденные за терроризм и участие в незаконных вооруженных формированиях заключенные ведут активную пропагандистскую деятельность, вербуя новых сторонников, в том числе среди сотрудников колонии. Мне лично известен случай, как в одной из колоний Сибири таджик обратил в ислам опера (!), который затем уволился и поехал воевать в ИГ (запрещенная в РФ террористическая организация).

Если раньше зоны делились на “красные”(всем правит администрация) и “черные” (всем рулит “братва”), то теперь ещё есть “зеленые”, где всем руководят члены радикальных исламских группировок, коррумпировавших местную администрацию.