Главный способ финансирования террористической деятельности криминальная деятельность

Что такое борьба с финансированием терроризма (БФТ)?

Борьба с финансированием терроризма (БФТ) — это набор государственных законов, постановлений и других практик, направленных на ограничение доступа к финансированию и финансовым услугам для тех, кого правительство называет террористами. Отслеживая источник средств, поддерживающих террористическую деятельность, правоохранительные органы могут предотвратить некоторые из этих действий.

ПФТ также известен как «Противодействие финансированию терроризма» или «Противодействие финансированию терроризма».

Ключевые выводы

Главный способ финансирования террористической деятельности криминальная деятельность

Основная тенденция современного терроризма заключается в повышении уровня финансирования террористической деятельности и материально-технической оснащенности террористических организаций. При этом одним из основных внешних факторов, способствующих возникновению и распространению терроризма в нашей стране, является финансовая поддержка российских террористических организаций со стороны международных.

Впервые такое явление, как финансирование терроризма, в рамках международного права было упомянуто в Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма (утверждена Резолюцией 49/60 Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.1994 г.). В конце 1996 года Ассамблея (подп. (f) п. 3 Резолюции 51/210 Генеральной Ассамблеи ООН от 17.12.1996 г.) призвала все государства “предпринять шаги с тем, чтобы воспрепятствовать посредством соответствующих внутренних мер финансированию террористов и террористических организаций, независимо от того, осуществляется такое финансирование прямо или косвенно через организации, которые также преследуют, или утверждают, что преследуют благотворительные, общественные или культурные цели, или также вовлечены в запрещенные виды деятельности, такие как незаконные поставки оружия, незаконный оборот наркотиков и вымогательство, включая использование лиц в целях финансирования террористической деятельности”. В итоге Резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 09.12.1999 г. была принята Международная конвенция по борьбе с финансированием терроризма, которая вступила в силу 10.04.2002 г.

В Резолюции 1373 Совет Безопасности ООН по борьбе с терроризмом (принята 28.09.2001 г.) призывает государства принять дополнительные меры в целях предотвращения и пресечения на своей территории финансирования и подготовки любых актов терроризма. При этом Совет Безопасности также сделал акцент на необходимости государствам криминализовать “умышленное предоставление или сбор средств любыми методами, прямо или косвенно их гражданами или на их территории с намерением, чтобы такие средства использовались, или при осознании того, что они будут использованы, для совершения терактов”.

Сравнительно-правовой анализ зарубежного уголовного законодательства показал, что процесс криминализации финансирования терроризма осуществлялся либо посредством введения самостоятельной нормы, предусматривающей ответственность за данное преступление (США, Великобритания, Франция и Австрия), либо путем распространения уже существующих норм об ответственности за соучастие в совершении преступлений террористического характера на случай их финансирования (Германия и Испания). При этом в Великобритании, Германии и Австрии наряду с уголовным наказанием предусмотрена конфискация денежных средств и имущества, предназначенных для финансирования террористической деятельности или террористических организаций, а в США и Франции – всей собственности лица, совершившего это преступление. В Великобритании, США, во Франции и в Австрии уголовная ответственность за совершение данного преступления предусмотрена и для юридических лиц.

На уровне СНГ признаки финансирования терроризма впервые были сформулированы в ст. 1 (основные понятия) Модельного закона “О противодействии организациям и лицам, деятельность которых имеет целью осуществление актов терроризма на территории других государств”, принятого на XXIV пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ (Постановление от 04.12.2004 г.  № 24-5). Под финансированием терроризма понималась передача в любой форме (открыто, скрытно, через посредников и т. д.) организаторам или исполнителям актов терроризма денежных средств или иного имущества, необходимых для осуществления акта терроризма.  В последующем понятие финансирования терроризма трансформировалось. Так, Модельный закон СНГ “О противодействии финансированию терроризма”, принятый на XXVI пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ (Постановление от 16.11.2006 г. № 27-6), под финансированием терроризма понимает предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки и совершения хотя бы одного из деяний, определяемых нормами национального законодательства как преступления террористического характера, либо для обеспечения террористической организации. Сходная дефиниция финансирования терроризма содержится в ст. 2 Договора государств – участников СНГ “О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма” (2007 г.).

Данное понимание финансирования терроризма легло в основу построения нормы Модельного уголовного кодекса для государств – участников СНГ, предусматривающей ответственность за финансирование преступлений террористического характера или террористической организации (ст. 177-2). Странам-участницам предлагалось установить уголовную ответственность за финансирование преступлений террористического характера или террористической организации, то есть за предоставление прямо или косвенно средств или их сбор, а равно предоставление финансовых или иных соответствующих услуг либо льгот в целях использования их полностью или частично.

В результате в ряде стран СНГ законы о противодействии отмыванию преступных доходов были дополнены положениями о финансировании терроризма. Кроме того, Россия, Беларусь, Молдова, Азербайджан, Украина ввели уголовную ответственность за финансирование терроризма. В Уголовном кодексе Казахстана (ст. 233-3) предусмотрена ответственность за финансирование, как терроризма, так и экстремизма.

По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), ежегодный совокупный бюджет международных террористических организаций составляет от 5 млрд. до 20 млрд. долл.

Правовую основу борьбы с финансированием терроризма в РФ, помимо международных договоров, составляют Уголовный кодекс РФ, Федеральные законы от 07.08.2001 г. № 115-ФЗ “О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма” и от 06.03.2006 г. № 35-ФЗ “О противодействии терроризму”, постановления и распоряжения Правительства РФ, а также нормативно-правовые акты Центрального банка РФ и Росфинмониторинга (ФСФМ).

Уголовная ответственность за финансирование терроризма была введена в УК РФ Федеральным законом от 24.07.2002 г. № 103-ФЗ. Согласно ч. 1 ст. 205.1 УК РФ данное деяние наказывается лишением свободы на срок от 5 до 10 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб. либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового.      Совершение преступления лицом с использованием служебного положения наказывается еще строже: лишение свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере от 500 тыс. до 1 млн. руб. либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 3 до 5 лет либо без такового (ч. 2 ст. 205.1 УК РФ).

Пособничество в совершении данного преступления, под которым понимаются содействие советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий к его совершению, а также обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно обещание приобрести или сбыть такие предметы, наказывается лишением свободы на срок от 8 до 20 лет.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 09.02.2012 г.

№ 1 финансированием терроризма следует признавать, наряду с оказанием финансовых услуг,  предоставление или сбор не только денежных средств (в наличной или безналичной форме), но и материальных средств (например, предметов обмундирования, экипировки, средств связи) с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. ст. 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278 – 279 и 360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (например, систематические отчисления или разовый взнос в общую кассу, приобретение недвижимости или оплата стоимости ее аренды, предоставление денежных средств, предназначенных для подкупа должностных лиц).

К лицам, использующим свое служебное положение, следует относить как должностных лиц, так и государственных и муниципальных служащих, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением. Использование служебного положения при совершении преступлений, предусмотренных ст. 205.1 УК РФ, выражается не только в умышленном использовании такими лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влияния, определяемого значимостью и авторитетом занимаемой ими должности, на других лиц в целях побуждения их к совершению действий, направленных на содействие террористической деятельности.

Следует отметить, что в соответствии с примечанием к ст. 205.1 УК РФ преступник может быть освобожден от уголовной ответственности, если своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовал предотвращению либо пресечению преступления, которое финансировал и (или) совершению которого содействовал, при условии, что в его действиях не содержится иного состава преступления.

Террористическая деятельность на Северном Кавказе финансируется за счет внутренних источников (имеются в виду криминальные способы самофинансирования, в том числе наркобизнес, рэкет, торговля оружием, похищение людей в целях получения выкупа, фальшивомонетничество, контрабанда, неуплата налогов от легальной финансово-хозяйственной деятельности подконтрольных фирм). Внешний канал связан с поступлением пожертвований от исламских благотворительных и религиозных организаций стран Ближнего и Среднего Востока, а также зарубежных этнических диаспор.

В соответствии с п. 1 Концепции противодействия терроризму в РФ, утвержденной Президентом РФ 05.10.2009 г., одной из основных тенденций современного терроризма является повышение уровня финансирования террористической деятельности и материально-технической оснащенности террористических организаций. При этом одним из основных внешних факторов, способствующих возникновению и распространению терроризма в нашей стране, является финансовая поддержка российских террористических организаций со стороны международных террористических организаций. В этой связи к основным мерам по предупреждению (профилактике) терроризма наряду с политическими и социально-экономическими относятся правовые (реализация принципа неотвратимости наказания, в том числе за финансирование терроризма).

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Национальные и международные инициативы по борьбе с финансированием терроризма (БФТ)

Политика в области ПФТ в значительной степени основана на отчете «Сорок рекомендаций», который был опубликован Группой разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)Большойсемерки. ФАТФ, в состав которой входят 35 стран и две региональные организации (Европейская комиссия и Совет сотрудничества стран Персидского залива), работает над борьбой с отмыванием денег и финансированием терроризма путем создания стандартизированных процессов для предотвращения угроз международной финансовой системе. Вслед за ФАТФ мировые организации, международные финансовые институты и правительства многих стран реализовали инициативы и политику в области ПФТ.

На уровне международных институтов и Международным валютным фондом (МВФ), Всемирным банком и Организацией Объединенных Наций.

На национальном уровне усилия по борьбе с финансированием терроризма, по сути, являются политикой борьбы с отмыванием денег. Основным механизмом законов и постановлений о борьбе с отмыванием денег является принуждение физических и юридических лиц к раскрытию информации о финансовых транзакциях, организационных структурах и структурах собственности, а также личности физических и юридических лиц, причастных к государственным органам. После выявления подозрительные финансовые операции и активы могут быть переданы для судебного преследования правоохранительных органов или могут быть арестованы или заморожены в административном порядке.

Подразделения финансовой разведки (ПФР) и практика международного обмена информацией между странами вносят свой вклад в БФТ. ПФР — это специализированные правительственные учреждения, которые расследуют сообщения о потенциально подозрительных финансовых операциях, полученные от частных лиц и организаций. Затем подразделения финансовой разведки предоставляют правоохранительным органам информацию о транзакциях, которая требует дальнейшего расследования.

Финансовые учреждения играют важную роль в борьбе с финансированием терроризма, поскольку террористы часто полагаются на них, особенно на банки, для перевода денег. Законы, обязывающие банки проводить комплексную проверку своих клиентов, как новых, так и существующих, и сообщать властям о подозрительных операциях, таких как операции с крупными денежными средствами, могут помочь предотвратить терроризм.

Когда  между странами существуют различия в  законах о борьбе с отмыванием денег и БФТ, особенно когда одни страны предлагают большую финансовую свободу и конфиденциальность, чем другие, сторонники ПФТ будут оказывать давление на эти страны, чтобы они усилили финансовые ограничения и надзор на том основании, что в противном случае они могут позволить террористам тайно перемещать деньги. Благодаря созданию стандартизированных процедур для финансового сектора, системы уголовного правосудия и некоторых предприятий и профессий финансирование терроризма становится труднее скрыть.

Ликвидация всех способов финансирования терроризма

В контексте усиления террористической угрозы в последние годы и меняющихся типологий финансирования терроризма Совет Безопасности принял дополнительные резолюции, нередко на основании главы VII, в целях противодействия новым способам финансирования терроризма, в том числе путем установления связей между террористами и организованными преступными группами и решения проблемы похищения людей с целью получения выкупа. В резолюции 2462 (2019) Совет Безопасности выразил озабоченность в связи с потоками финансовых средств, направляемых террористам, и указал на необходимость пресечения всех форм финансирования терроризма.

Программная деятельность в области борьбы с финансированием терроризма

Во исполнение резолюции 2462 (2019) Контртеррористическое управление Организации Объединенных Наций и его партнеры наращивают свой потенциал в ответ на растущее число просьб заинтересованных государств об оказания технической помощи в борьбе с финансированием терроризма. В частности, работа ведется по широкому кругу актуальных тем, касающихся борьбы с финансированием терроризма (БФТ), таких как защита сектора некоммерческих организаций, обмен данными финансовой разведки, укрепление партнерских отношений между государственным и частным секторами, проведение оценок секторальных рисков и другим приоритетным направлениям, определенным Группой разработки финансовых мер (ФАТФ) и региональными органами, созданными по типу ФАТФ.

Особенно важное значение приобретает наращивание потенциала национальных органов власти и соответствующих заинтересованных сторон в области борьбы с финансированием терроризма в пределах их юрисдикций и на региональном уровне. Работа на этом направлении ведется в соответствии с текущей флагманской программой по укреплению потенциала в области составления перечней террористов и замораживания активов, в рамках которой с марта 2015 года государствам-членам (национальным регулирующим органам, подразделениям финансовой разведки, соответствующим министерствам и учреждениям частного сектора) и региональным органам оказывается техническая помощь и организуется подготовка кадров по вопросам эффективного применения адресных финансовых санкций в целях борьбы с терроризмом и финансированием терроризма, а также предоставляется поддержка государствам-членам и региональным органам в создании механизмов по обеспечению безопасности их финансовых систем и противодействию методам финансирования терроризма.

Выгоды и издержки борьбы с финансированием терроризма (БФТ)

Очевидная предполагаемая выгода от CFT состоит в том, чтобы препятствовать террористическим атакам и, надеюсь, предотвращать их. Дополнительной причиной для CFT является то, что использование финансовой системы преступниками, занимающимися отмыванием денег и финансированием терроризма, считается угрозой стабильности финансовой системы. Общественность может не доверять целостности финансовой системы, если система не может обнаруживать незаконную деятельность.

CFT также требует больших затрат для общества. Наиболее важным из них является то, что политика CFT часто снижает или устраняет конфиденциальность и анонимность финансовых и других транзакций для всех людей в обществе.

Независимо от того, участвуют ли они в финансировании терроризма или нет, по мнению сторонников ПФТ, каждый должен отказаться от своей финансовой конфиденциальности. Суть отмывания денег заключается в том, чтобы скрыть подозрительные транзакции среди множества других безобидных транзакций, поэтому для выявления отмывания необходимо собирать информацию о большинстве или всех транзакциях. Поскольку люди ценят свою частную жизнь, это представляет собой огромную потерю для общества, помимо административного бремени, связанного с раскрытием самой информации.

Поскольку это осуществляется с помощью правоохранительных органов, БФТ неявно (или явно) достигается с помощью насилия и угрозы насилия или другого принуждения в отношении гражданских лиц и частного бизнеса. Это поднимает моральную проблему, потому что угроза одного типа потенциального насилия, террористических атак, просто заменяется угрозой насилия со стороны правительства против всех, кто занимается бизнесом.

Наконец, проистекая из других затрат, CFT создает явный риск злоупотребления широко распространенным финансовым надзором за населением, подкрепленным угрозой применения правоохранительных мер. Информация — это сила, и, оказавшись на месте, сила, созданная таким образом политикой ПФТ, может быть использована против любых лиц или групп, которых правительство решит преследовать, просто навешивая на них ярлык «террористов».

Эти полномочия могут, имеют и будут использоваться для преследования и преследования политических диссидентов, законных протестных движений или определенных слоев населения, в отношении которых правительство хочет дискриминировать.

Как работает борьба с финансированием терроризма (БФТ)

Поскольку любой, кто умышленно предоставляет деньги для совершения террористического акта, прямо или косвенно, считается виновным в финансировании терроризма, отдельные лица и организации, финансирующие терроризм, должны скрывать, как эти деньги будут использоваться и откуда они. Террористы используют разные методы для финансирования своей деятельности и скрывают источники своего финансирования с помощью средств, характерных для их местной экономики, поэтому регуляторы финансового рынка и правоохранительные органы должны использовать различные методы для поимки этих преступников.

Средства могут поступать из законных источников, таких как законный бизнес, государственное финансирование, религиозные или культурные организации, или из незаконных источников, таких как незаконный оборот наркотиков, похищение людей с целью получения выкупа и коррупция в правительстве. Деньги также могут поступать из незаконного источника, но, по всей видимости, поступают из легального источника в результате отмывания денег.

Отмывание денег и финансирование терроризма часто связаны. Когда правоохранительные органы способны обнаруживать и предотвращать деятельность по отмыванию денег, они также могут препятствовать использованию этих средств для финансирования террористических актов. Борьба с отмыванием денег — ключ к CFT. Вместо того, чтобы пытаться поймать преступного заговора или совершения террористического акта с помощью других средств, сотрудники правоохранительных органов могут решить проблему с финансовой стороны, преследуя поток финансирования, который поддерживает деятельность.

Политика CFT включает расследование и анализ подозрительных финансовых потоков, а также регулярное наблюдение и сбор огромных объемов данных о транзакциях в экономике. Усилия ЦФТ могут быть сосредоточены на благотворительных организациях, неформальной банковской деятельности (например, « хавала» ) и зарегистрированных предприятиях по оказанию денежных услуг, среди других организаций. Тем не менее, большинство политик и правил в области CFT по необходимости применяются в целом ко всему населению и финансовым рынкам.

Новые подходы к решению проблемы финансирования терроризма

Национальные обязательства по борьбе с финансированием терроризма изложены в существующих международных рамочных документах. В связи с отмечаемым в последние годы усилением террористической угрозы и одновременной эволюцией типологий финансирования терроризма Совет Безопасности принял дополнительные резолюции, часто на основании главы VII, в целях борьбы с новыми способами финансирования терроризма, предусматривающие, в том числе, выявление связей между террористами и организованными преступными группами и решение проблемы похищения людей с целью получения выкупа как способа получения финансов. В резолюции 2462 (2019) Совет Безопасности выразил озабоченность в связи с потоками финансовых средств, направляемых террористам, и указал на необходимость пресечения всех форм финансирования терроризма.

В целях повышения эффективности усилий по борьбе с финансированием терроризма страны должны активнее обмениваться информацией служб финансовой разведки и повышать уровень координации между государственным и частным секторами. Кроме того, органы финансового регулирования государственного сектора и регулируемые и частично регулируемые субъекты частного сектора, включая банки, часто располагают информацией, которая может представлять интерес для других сторон в случае ее своевременной передачи по надежным каналам. Повышение эффективности целевых финансовых санкций и других обязательных мер Группы разработки финансовых мер (ФАТФ) должно подкрепляться оценкой рисков и выявлением типологий, более широким обменом разведывательными данными и налаживаем более эффективного сотрудничества между государственным и частным секторами. Необходимо также обеспечить полное соблюдение международных стандартов в области прав человека и решение вопросов, связанных с обеспечением надлежащей правовой процедуры.

В этой связи в рамках проекта КТЦ ООН по борьбе с финансированием терроризма государствам-членам оказывается помощь, которая выходит за рамки разъяснения требований, касающихся замораживания активов, и уделяется особое внимание повышению эффективности мер по замораживанию активов за счет приоритизации практических задач в рамках борьбы с финансированием терроризма посредством учета выявленных рисков, данных финансовой разведки в контртеррористических мероприятиях по линии противодействия финансированию терроризма и содействия развитию сотрудничества между государственным и частным секторами, что приносит пользу государствам-членам в контексте предпринимаемых ими более широких усилий по выполнению других рекомендаций ФАТФ и укреплению их финансового сектора.

Мандат Проекта

Совет Безопасности неоднократно рассматривал вопрос о борьбе с финансированием терроризма. В частности, эта проблема рассматривается в резолюции 2133 (2014) о похищении людей и захвате заложников террористами, в резолюции 2178 (2014) о пресечении потока иностранных боевиков-террористов, финансировании и оказании другой поддержке террористическим группам в Ираке и Сирии, в резолюции 2195 (2014) о недопущении извлечения террористами выгоды из транснациональной организованной преступности, а также в резолюции 2199 (2015), направленной на предотвращение получения террористическими группами в Ираке и Сирии выгод от торговли нефтью, антиквариатом и заложниками, а также от получения пожертвований.

В резолюции 2253 (2015) Совета Безопасности Совет расширил набор санкций и предусмотрел более жесткие санкционные меры в отношении «Аль-Каиды», сделав особый упор на ИГИЛ, и наметил усилия по ликвидации ее каналов финансирования и поддержки. Меняющийся характер угрозы, которую представляет ИГИЛ, нашел дополнительное отражение в резолюции 2331 (2016), которая направлена на пресечение использования в качестве источника финансирования терроризма доходов от торговли людьми и актов сексуального и гендерного насилия, в резолюции 2347 (2017) о предупреждении и пресечении незаконной торговли и незаконного оборота культурных ценностей, появившихся в обороте в контексте вооруженных конфликтов, особенно через посредство террористических групп, в том числе путем запрещения трансграничной торговли такими незаконным образом полученными предметами.

Резолюция 2462 (2019) Совета Безопасности

Глобальная контртеррористическая стратегия Организации Объединенных Наций

Проектная деятельность

КТЦ ООН организует для заинтересованных государств-членов семинары по различным темам, относящимся к наращиванию потенциала, в целях укрепления потенциала национальных органов власти для повышения эффективности их работы по пресечению финансирования терроризма.

КТЦ ООН тесно координирует свою работу с ИДКТК и УНП ООН по оказанию помощи в наращивании потенциала в области БФТ.

Эффективность Проекта

В 2018 и 2019 годах благодаря усилиям КТЦ ООН в Тунисе был принять и реализован указ, который позволил стране идентифицировать лица и структуры, связанные с терроризмом. Кроме того, КТЦ ООН также помог разработать Группе стран востока и юга Африки по борьбе с отмыванием денег (ЕСААМЛГ) региональный оперативный план по борьбе с финансированием терроризма, который в сентябре 2018 года был успешно принят в странах ЕСААМЛГ на министерском уровне и позволил этой региональной организации выполнить одно из ключевых требований ФАТФ.